Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Молчание", М. Скорсезе

«Молчание» Мартина Скорсезе по одноименной книге Сюсако Эндо, по моим впечатлениям, – значительное, большое и глубокое кино. Давать характеристики такому произведению не просто, потому что все сказанное все равно не отразит его достоинств; я смотрела не просто затаив дыхание, но в жару напряжения. На мой взгляд, режиссеру удалось всесторонне выразить истинную сущность и противоречия христианской религии, не утратив логики и единой линии повествования. Поступки и взгляды каждого героя казались абсолютно естественными и прямо следовали из особенностей показанных характеров и обстоятельств их формирования. Фильм рассказывает о попытках португальских священников укрепить позиции христианской религии на территории средневековой Японии. Очевидно, что с позиции католической церкви подобные «миссионерские походы» в основном носили «захватнические» цели, это, несомненно, была экспансия, призванная через установление своих ценностей и этики в чужой земле подготовить европейцам путь для торговли и усиления влияния (что отчасти оправдывает реакцию местных властей на нежелательное вмешательство извне). Но первые проповедники были романтиками, движимыми идеалистическими представлениями о «благе» и «истине», передаваемым «новому миру». Это начальный сюжетный пласт. Более серьезный акцент в фильме сделан на том, как абстрактные религиозные убеждения проверяются практикой, и религия, будучи изначально плодом идеалистических представлений, наполняется реальным практическим содержанием. В Японии герой, падре Родригес (Эндрю Гарфилд), учится отделять поверхностные символы и обряды, которым он был выучен, от глубинного содержания его веры и действовать согласно этому пониманию. И именно это внутренне осознание причин своей собственной религиозности помогает ему даже после отречения сохранить веру и услышать молчавшего. Он понимает, что можно обучить обрядам и догмам, вместе с другими им следовать, но чувство религиозности – это не общее и универсальное, а внутренне, глубоко личное ощущение, которому невозможно научить, или передать другому человеку, даже солидарному и готовому воспринять эти идеи. Вера Родигеса, Гаррпе (Адам Драйвер), Феррейры (Лиам Нисон), Китидзиро (Ёскэ Кубодзука) и других героев (японских христиан и буддистов) имеет разное содержание для каждого из них. И именно поэтому, а не из-за противостояния местных властей, попытка религиозной экспансии обречена на крах. И эта мысль, весьма актуальная не только для средневековья, но и сейчас, показана без чрезмерного морализаторства и проповедничества, что мне понравилось.

"Рай", А. Кончаловский

«Рай» Кончаловского понравился. Смотрела с напряжением и на одном дыхании. Прекрасно снято: идиллические картины мира перемежаются ужасами лагеря, показанными точными, яркими, при этом, умеренными штрихами. Ожидала чрезмерной драматичности сюжета, обилия мрачных тяжелых сцен - этого не было. Трагедия показана мастерски образно: залитый солнцем чистейший кабинет Хельмута - из распахнутого от сквозняка окна лагеря повеяло запахом крематория. Фильм захватывает внимание содержательностью затронутых тем, изящностью и нетривиальностью их подачи. Вместе с тем, финал фильма не произвел на меня ожидаемого воздействия. Я не сопереживала героям, и осталась равнодушна к их судьбам и выбору. Стремление режиссера показать множество сложных проблем с разных ракурсов в итоге привело к «размытию» основной идеи, которая в финале была выражена вскользь. Артисты играют хорошо. «Истинный ариец» Хельмут (Кристиан Клаусс) - «сверхчеловек» - высокий, статный, чувственный нацист, дворянин, поклонник Брамса и Чехова, романтик типа Вертера – человек, непоколебимо верящий в правильность идеи нацизма и возможность построения немецкого Рая. Единственное, возможно, что на мгновение заставило его усомниться, это факт гибели в инспектируемом лагере, в крематории, 67-летней невесты Чехова – женщины, которую любил писатель-кумир. Мотивация Хельмута прямо следует из идеалистичного и во многом инфантильного характера. Искренне любящий, он, в силу романтической незрелости, так и не смог понять реальных чувств любимой женщины и спасти её. Ольга (Юлия Высоцкая) – героиня, в которой не осталось жизни, единственное, возможно, что еще дает ей силы чувствовать – это инстинкт матери в отношении обездоленных детей. Именно этот инстинкт ведет её к самопожертвованию. Вместе с тем, героиня не вызывает ни жалости, ни сострадания, за её муками наблюдаешь безучастно, как за жизнью человека, давно умершего. Возможно, именно это не позволило мне эмоционально принять финал фильма. Больше всего понравился Фогель (Якоб Диль, очень выразительный артист) – однокурсник Хельмута по Университету. Он ощущает на интуитивно-чувственном уровне, неосознанно ужас происходящего, мучается от невозможности объяснить и выразить свои ощущения, отчего постепенно сходит с ума.
Герои на протяжении действия анализируют свою жизнь перед Вечностью. Итог жизни при разных исходных возможностях равен для всех. Однако, небесная благодать сошла лишь на одного. Полагаю, что каждый персонаж прожил жизнь честно, поэтому выбор единственного, кто был благословлен, мне остался неясен.

http://www.afisha.ru/movie/229432/

"Великая красота" Паоло Соррентино

Оскароносный фильм «Великая красота» Паоло Соррентино вызвал абсолютно противоречивые чувства: во время просмотра пребывала в недоумении, ловя себя на мысли: «Что я здесь делаю?» и с трудом перебарывая сон. Но после окончания фильма - задумалась. Раздумывала несколько дней, и, наконец, меня впечатлило. Послевкусие – восторг, желание пересмотреть внимательнее, восполнить упущенное, посмаковав каждую деталь, каждый изумительный по красоте съемки кадр; а музыку, использованную в фильме, я постоянно слушаю, как загипнотизированная!
Мишура современной жизни, лоск богемной «тусовки», ложные ценности, повсеместная фальшь, подмена представлений и понятий о жизни и смерти, стремление к позерству приводят к всеобщей слепоте, бессодержательности и обесцениванию человеческого существования. Все это противопоставляется исконным ценностям, представленным потрясающими видами Рима, его древними сооружениями, скульптурой, шедеврами мировой классической музыки и живописи, красотой и умиротворенностью природы, настоящим чувствам. Это противопоставление выражено в безумных, изумляющих сочетаниях: оголтелая оргия проходит на крыше модного особняка с видом на Колизей; мазня экзальтированного ребенка, с визгом разбивающего банки с краской о полотно, экспрессивный «моноспектакль» с битьём головы о стену под влиянием якобы незримых «вибраций» и, одновременно, художественные шедевры мировой культуры; статичные мотивы современного «диско» и классическая музыка; проституция и подлинное чувство, навсегда утраченное. Люди разучились видеть настоящее, отличать красоту от пошлости, истинное от фальшивого и модного, заменили человеческие чувства притворством, подлинную веру - подражанием. Одна из самых оригинальных аллегорий в фильме – трюк иллюзиониста с исчезновением жирафа: жираф на самом деле никуда не делся, просто зрители перестали его видеть. Также и в этой «Dolce vita» - герой (Тони Сервилло) с трудом блуждает в поисках, но в финале находит свое подлинное содержание, свой собственный сюжет!
  • Current Music
    Bob Sinclar & Raffaella Carrà–Far l’Amore
  • Tags