Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Великая красота" Паоло Соррентино

Оскароносный фильм «Великая красота» Паоло Соррентино вызвал абсолютно противоречивые чувства: во время просмотра пребывала в недоумении, ловя себя на мысли: «Что я здесь делаю?» и с трудом перебарывая сон. Но после окончания фильма - задумалась. Раздумывала несколько дней, и, наконец, меня впечатлило. Послевкусие – восторг, желание пересмотреть внимательнее, восполнить упущенное, посмаковав каждую деталь, каждый изумительный по красоте съемки кадр; а музыку, использованную в фильме, я постоянно слушаю, как загипнотизированная!
Мишура современной жизни, лоск богемной «тусовки», ложные ценности, повсеместная фальшь, подмена представлений и понятий о жизни и смерти, стремление к позерству приводят к всеобщей слепоте, бессодержательности и обесцениванию человеческого существования. Все это противопоставляется исконным ценностям, представленным потрясающими видами Рима, его древними сооружениями, скульптурой, шедеврами мировой классической музыки и живописи, красотой и умиротворенностью природы, настоящим чувствам. Это противопоставление выражено в безумных, изумляющих сочетаниях: оголтелая оргия проходит на крыше модного особняка с видом на Колизей; мазня экзальтированного ребенка, с визгом разбивающего банки с краской о полотно, экспрессивный «моноспектакль» с битьём головы о стену под влиянием якобы незримых «вибраций» и, одновременно, художественные шедевры мировой культуры; статичные мотивы современного «диско» и классическая музыка; проституция и подлинное чувство, навсегда утраченное. Люди разучились видеть настоящее, отличать красоту от пошлости, истинное от фальшивого и модного, заменили человеческие чувства притворством, подлинную веру - подражанием. Одна из самых оригинальных аллегорий в фильме – трюк иллюзиониста с исчезновением жирафа: жираф на самом деле никуда не делся, просто зрители перестали его видеть. Также и в этой «Dolce vita» - герой (Тони Сервилло) с трудом блуждает в поисках, но в финале находит свое подлинное содержание, свой собственный сюжет!
  • Current Music
    Bob Sinclar & Raffaella Carrà–Far l’Amore
  • Tags

«В пространстве сцены»: РАМТ, 21.03.2012


"Пусть будет мир, а в нем живет театр,
Такой, как есть - с улыбкой и в слезах!"


(А. Бажин, куплеты из спектакля)

  Фотография со странички pro_ramt.

«В пространстве сцены» - замечательный спектакль-концерт, подарок-благодарность театру к 90-летнему юбилею от главного режиссера Алексея Бородина и труппы. На сцене – артисты всех поколений, когда-либо выходившие и творившие на ней: прошлого, составившие ее славу, настоящего, перенявшие эстафету, и будущего - студенты актерского курса ГИТИСА.

Мне показалось, что это был красочный листопад, в котором, подобно листьям разных деревьев и цветов гармонично и слаженно соединились разные жанры, от поэзии и гражданской прозы, до танцев, комических куплетов на злобу дня и оперетты.

Из всего многообразия номеров взгляд и слух выхватывал голоса уже полюбившихся или знакомых артистов, узнаваемые поэтические и прозаические отрывки, любимые мелодии.

Из прозы самое сильное впечатление на меня произвели монолог Актера из пьесы Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» в исполнении Михаила Шкловского (казалось, что артист обращается непосредственно ко мне, призывая мое внимание) и финальный монолог гениального пианиста из пьесы Алессандро Баррико «1900» о бесконечности музыки в исполнении Александра Гришина.

Но ни с кем и никогда не сравнится любимый мой артист РАМТ Евгений Редько, исполнивший отрывок из «Моцарта и Сальери» Пушкина и прочитавший "Гамлета" Пастернака. Потрясающе точно показывает он гения, смотрящего на жизнь с чувством какой-то неловкости и недоумения. А "Гамлет" был прочтен не экспрессивно-надрывно, как когда-то читал Высоцкий, но тихо и проникновенно. Удивительно чувство партнерства, присущее артисту, особенно в сцене исполнения Ниной Дворжецкой отрывка из «Береники» Расина (сопереживание героине, обманувшейся в любви, поддержка и готовность в любой момент подставить свое плечо) и в сцене Алексея Веселкина, рассказывавшего устами героя Оскара Уайлда «Идеальный муж» о том, что «успех можно купить за деньги» (полный неприязни к словам героя взгляд). Признаюсь честно, что пришла на спектакль только ради Евгения Редько, и даже если бы не было других, безусловно прекрасных номеров, мне бы хватило с лихвой трех небольших сценок, в которых он был занят.

Очень понравились пластические этюды и танцы: полный экспрессии этюд «Рождение» в исполнении Дмитрия Бурукина (в дальнейшем, во всех танцевальных номерах мое внимание останавливалось, прежде всего, на нем, настолько профессиональны и красивы его движения в танце); этюд «О любви…» - стремление к взаимопониманию; забавный и наполненный юмором этюд «Книжки»; огромный баскетбольный мяч из этюда «Футбол», пролетевший на сцену прямо над нами. Каждый танцевальный номер – отдельная история, вернее, несколько историй, объединенных одним танцем.

Среди вокалистов равных не было Рамиле Искандер, исполнившей романс Андрея Петрова «Назначь мне свиданье…», голос и эмоции шли прямо из сердца актрисы!

В финале все артисты вышли на сцену и, подобно молитве, произнесли, пожалуй, самые главные монологи, когда-либо написанные для театра и о театре: «Мы подождем, мы увидим небо в алмазах» А.П. Чехова и «Любите ли вы театр, как люблю его я?» В.Г. Белинского. Непередаваемое ощущение реальности именно театра, всего театрального организма.

Все номера, показанные в спектакле, охватить в отзыве невозможно, как невозможно поймать все падающие с деревьев листья, можно только любоваться ими. Поэтому, просто, приходите в театр и наслаждайтесь!

«Мы-цыгане», театр Ромэн, 15.01.2012

«Эй, ямщик, гони-ка к «Яру»!

Эх, лошадей, брат, не жалей!

Тройку ты запряг – не пару,

Так вези, брат, поскорей!»

(Е.Юрьев, Б. Андржиевский, цыганский романс)

Эх! Я открыла в себе страсть к цыганскому хору! Душа моя развернулась, и захотелось, подобно русским купцам, гулявшим в «Яре», обезумев, бросить все состояние к ногам цыган. Не будучи большой поклонницей романсов, я все-таки, честно признаюсь, питала слабость к тому, который выбрала эпиграфом. Под влиянием рассказов Гиляровского и русских писателей, мне мечталось оказаться когда-нибудь в этом легендарном ресторане, побарствовать и отозваться на зажигательный цыганский танец. Никогда не думала, что эта мечта может воплотиться настолько явственно!


Collapse )

Вариации на тему любви

«Вариации «Энигма», вариации на тему, которая так и не прозвучит… Эдвард Элгар, композитор, утверждает, что речь идет об одной очень известной теме, но никто так и не смог определить какой. Скрытая мелодия, которую мы лишь угадываем, едва появляющаяся и исчезающая мелодия, которая будто снится, - загадочная, неуловимая, далекая… Кого мы любим, когда любим? Мы никогда не знаем этого».


(Эрик-Эмманюэль Шмитт «Загадочные вариации»)



«Загадочные вариации» Шмитта - одно из любимейших моих произведений, попытка понять через невообразимо прекрасную, лиричную, грустную музыку Элгара, что такое любовь, почему мы любим и кого. Любим ли мы реального человека, или его образ, который чувство создает в нашем воображении. Мне это очень близко. Влюбленность искажает реальность вокруг меня, и любимый человек представляется мне не таким, каким он является на самом деле, но таким, каким я вижу его в своей мечте.

«Загадочные вариации» - это диалог мужчин о любви к женщине. Каждый из них любил ее по-своему, вернее, по-своему представлял себе любовь: известный писатель Абель Знорко в разгар романтических отношений предложил возлюбленной расстаться, чтобы их «любовь крепла», чтобы не унижать ее бытом. Чувство писателя расцвело в пронзительной последующей переписке с любимой. Молодой учитель музыки Эрик Ларсен, напротив, уверен, что любить – значит не боятся предстать реальным человеком перед тем, кого любишь, иметь мужество обнажить перед ним свои достоинства и недостатки и в свою очередь познать любимого.

Оба героя любили одну и ту же женщину, но с каждым она была разной, такой, какой они видели ее. Элен дала героям ту любовь, которая им была нужна: одному – страсть и духовную близость, другому – возможность быть рядом. В итоге герои поняли, что ни один из них знал настоящей Элен, каждый любил лишь ее образ, созданный их воображением и желаниями, каждому в любви важен был не человек, а само чувство. Вариации «Энигма» отразили слова Элен, сказанные любимым в момент первого объяснения: «Мы говорим друг другу слова любви, но кто «мы»? Кому ты говоришь: я тебя люблю? А кому говорю их я? Мы не знаем, кого любим. И никогда не узнаем».

Нельзя определить любовь, это всегда загадка - стремление к мечте, совершенному образу. И зависит любовь не от объекта, на который она направлена, а от собственного умения любить. Но Шмитт говорит также и о том, что любящий человек неизбежно в какой-то момент сталкивается с одиночеством, так как идеальный образ никогда не заменит живого человека. Смерть Элен объединяет героев, обнаруживает их общее стремление любить, мечтать, страдать – жить.

Несколько лет назад пьеса Шмитта «Загадочные вариации» была поставлена в театре им. Евг. Вахтангова. Спектакль получил название «Посвящение Еве». Он произвел на меня очень сильное впечатление. Ироничный, резкий в своих высказываниях и оценках Абель Знорко в исполнении Василия Ланового, и интеллигентный, эмоциональный Эрик Ларсен – Евгений Князев – потрясающие образы, которые мне никогда не забыть. Бывают такие спектакли, которые, кажется, открывают что-то новое в твоей душе, помогают лучше разобраться в себе, что-то понять. Если этот спектакль еще идет в театре, я очень рекомендую его просмотреть. Если нет, то «Посвящение Еве», к счастью, можно увидеть в записи. А пьеса «Загадочные вариации» к моей великой радости совсем недавно была издана на русском языке, я ждала ее издания почти шесть лет!